Реконструируя события Операции "Преемник", отражаемые материалами, публикуемыми в рамках цикла "Почему и как они придумали Путина?", было бы несправедливым не назвать тех людей, кто выступал против выдвижения В.Путина на пост президента России. Причем выступал не после выборов, а еще до проведения голосования 26 марта 2000 г. Это 23-я часть цикла.

Очевидно, первым политическим оппонентом Путина, когда тот был лишь руководителем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга, стала депутат Петросовета Марина Салье. Именно она еще в январе 1992 года начала расследование махинаций председателя питерского КВС по экспорту энегоресурсов, леса, редкоземельных металлов якобы в обмен на продовольствие для города, которое в него так и не поступило. В 1994 году М.Салье опубликовала книгу "Мафрупция. Мафия и Коррупция". 18 марта 2000 г. она выступила с призывом не допустить Путина до власти "В.Путин – "президент" коррумпированной олигархии!":

26 марта [2000] мы должны сделать свой выбор. Мы так соскучились без "сильной руки", мы так обрадовались тому, что ушел Б.Ельцин, так скоропалительно забыли свою нелюбовь к нему, что готовы "выбрать" назначенного им наследника немедленно и безоговорочно.

Нам намеренно не дали времени подумать и осмыслить происходящее. Нам запретили знать правду о наследнике. Нам десятки раз в день вбивают в голову его имя. Нам заявили, что выбор предопределен. И мы, вновь послушные и покорные, готовы в очередной раз совершить непоправимую ошибку.

Что обещает нам В.Путин? То, что мы хотим, жаждем услышать, увидеть, иметь: великую державу, заботу о народе, борьбу с коррупцией, диктатуру закона.

Что подразумевает В.Путин под всеми этими словами?...

Власть и диктатура беззакония, а не закона – цель В.Путина. Власть, которая означает для него возможность собственного обогащения, укрепления и развития собственного авторитета в криминальных кругах олигархов...

Криминальный характер договоров, заключенных КВС "в лице" В.Путина и А.Аникина, не вызывает сомнений, а связи В.Путина со структурами и людьми, занимавшимися подобным "бизнесом" в Германии, легко объяснимы его прошлым – именно в ГДР он закончил свою службу агента внутренней (я не ошиблась – внутренней, а не внешней) разведки КГБ...

И именно в это время В.Путин "украл" у своих горожан единственную тогда возможность получить продовольствие за счет бартерных операций. В.Путин лишил своих сограждан не только продовольствия, но еще и не менее 100 млн.долларов.

В действительности же сумма была гораздо более значительной. Правительство РФ выделило квоты на ресурсы, общая стоимость которых составляла около 1 миллиарда долларов!..

Усилиями депутатов Петросовета на какое-то время В.Путину запретили выдавать на остатки ресурсов лицензии. Но уже 25 марта 1992 г. неутомимый Петр Олегович Авен тем же приказом № 172 вновь предоставил комитету В.Путина право выдачи лицензий. "Зеленый коридор" таможни для новых сделок и продолжения ограбления России был снова открыт.

Итак, по меньшей мере 850 млн.долларов сгинули в недрах Комитета по внешним связям, руководимого В.Путиным, – вполне ощутимый урон даже для очень великой державы...

Опять же – это первое дело В.Путина (из известных мне) по "укреплению державы". Согласитесь, тогда возможности были совсем, совсем небольшие. А вот, став президентом коррумпированных олигархов, можно будет развернуться во всю.

В.Путин готов к этому. В 1991-1992 гг. он плотно вошел в криминальный мир и стал создавать в нем свою "великую державу". Сегодня он призван ее возглавить.

Прошло 8 лет. В.Путин вырос. И еще раз "позаботился" о народе и "великой державе", развязав войну в Чечне, обеспечив нам ее на долгие годы, если не десятилетия, уже положив тысячи жизней наших сыновей, братьев, мужей, вытащив из скудного народного бюджета колоссальные суммы денег на ведение этой войны, и обеспечив себе невиданный по размеру плацдарм для заключения различного рода "договоров-уговоров" с фирмами-посредниками на восстановление Чечни. Для В.Путина борьба с терроризмом – золотое дно. И чем шире он будет распространяться, а именно этот результат достигнут в Чечне, тем лучше, тем авторитетнее и жестче будет "борьба" с ним, тем скорее все "убедятся" в необходимости диктатуры В.Путина – диктатуры беззакония.

В чем же еще выразилась "забота" В.Путина о народе и "великой державе"?

Может быть в том, что мы стали свидетелями и соучастниками создания не культа, а культища личности человека, который, кроме войны в Чечне, продолжение которой грозит России международной изоляцией; нагнетания духа великодержавного шовинизма; фактического введения цензуры в СМИ; выделения огромных средств Вооруженным силам при отказе от создания профессиональной армии и одновременном восстановлении военного обучения в школах; бряцания атомным оружием; бесконечных нарушений Конституции и законов России, первое из которых он совершил в первый же день своего "царствования", издав антиконституционный указ об особом положении Б.Ельцина; усиленного возрождения родного ему и ненавидимого людьми учреждения – КГБ, – а также практики его действий (особые отделы, провокации, доносы, запугивание, вербовка); проведения бесконечных встреч, совещаний, раздачи заведомо невыполнимых обещаний, а заодно и наград нужным людям, никак и ничем на постах Председателя Правительства и и.о. Президента России себя не отрекомендовал.
* * *

Небосвод падает. В.Путин может стать президентом России.

Небосвод падает. От миллионов наших голосов, от миллионов наших "тоненьких лапок", пытающихся удержать небосвод, зависит судьба России.

Удержите небосвод. Сделайте то, что Вы можете сделать – не голосуйте за В.Путина.

Марина Салье 18 марта 2000 г. г.Москва

После провозглашения Ельциным Путина в качестве своего преемника 9 августа 1999 г. против Путина публично выступали, в частности, Анна Политковская, Валерия Новодворская, Евгения Альбац, Андрей Пионтковский. А.Пионтковский только что напомнил о своих работах того времени: "Когда они придумывали Путина, я предупреждал о его опасности".

Последовательную нравственную позицию против сползания России в авторитаризм из-за действий Б.Ельцина в 1996 и 1999 годах и против выдвижения Путина президентом России занимала Елена Георгиевна Боннэр.

В канун 2000 года в России свершился антиконституционный, антидемократический переворот. Для широкой публики был разыгран хорошо срежиссированный спектакль. Но только очень наивный, неориентированный в российских подковерных делах зритель мог поверить, что первый президент России – человек, чья воля к власти сильней любых других чувств, внезапно решил уйти на отдых и в заботе о стране передал бразды правления и символ власти – ядерный чемоданчик – молодому премьеру.

Для меня несомненно, что частые смены премьеров были поиском такого человека, который гарантирует будущее благополучие самому Ельцину и его семье. Почему Ельцин поверил Путину, а не Степашину или Примакову, навсегда, видимо, останется для Истории тайной. Не исключаю, что у Ельцина есть достаточно веский компромат на Путина, давший основания для доверия. Думаю, имело значение и то, что Путин принял идею второй чеченской войны, тогда как предшествующие премьеры оказались недостаточно решительными для этого.

Далее Путин уже сам сумел талантливо распорядиться как будто с неба упавшими и необычайно выгодными для него взрывами жилых домов в Москве и Волгодонске. Природу этих взрывов, за недостатком на сегодняшний день фактов, я не обсуждаю. Столь же выгодно Путину оказалось вторжение Басаева и Хаттаба в Дагестан. Оно позволило начальный этап войны назвать защитой Отечества. А легкий, почти без потерь, их уход из Дагестана дал возможность, распространив войну на всю территорию Чечни, продолжать называть ее антитеррористической операцией.

Единственно, что, может быть, можно считать неожиданным – это как легко Россия, пережившая 2-ую мировую войну и – уже в новейшее время – боль и горечь потерь бессмысленных афганской и первой чеченской войны, приняла новую войну. Приняла войну как идею, на которой возможно быстрое возрождение страны – ее экономики в целом и, в частности, медицины, образования, культуры, социальной сферы, нравственности, наконец.

И война стала фоном и важнейшим аргументом в ходе двух выборных кампаний: декабрьских в Думу и нынешней – президентской. Сформированное спешно к думским выборам проправительственное движение "Единство" и "Союз Правых сил", созданный молодыми лидерами, которые в общественном сознании ассоциируются с реформами, поддержали войну и получили неожиданно (особенно "Единство") большое число мест в Думе. Лидер движения "Яблоко" заявил, что проблему Чечни необходимо решать переговорами, а не силовым методом, и во многом в результате такой его позиции это движение потеряло значительное число избирателей. При формировании руководства Думы "Единство" неожиданно для многих кооперировалось с коммунистами, и большинство руководящих постов в Думе получили коммунисты и сотрудничающие с ними депутаты. Таким образом, новая Дума оказалась более прокоммунистической, чем прежняя.

Вторым столь же важным фактором выборных кампаний (особенно президентской) стала ложь чиновников самых высоких уровней и самого и.о. (исполняющего обязанности) президента. Пожалуй, такого количества лжи от власть предержащих и соответственно из масс-медиа, которое получили россияне за несколько последних месяцев, они не имели за десятилетия правления Хрущева, Брежнева, Андропова, хотя и те режимы не отличались склонностью к правдивости.

Перечислю только некоторые. Утверждение, что в Чечне идет не война, а антитеррористическая операция – ложь. С террористами не борются регулярной многотысячной армией и бомбами расширенного действия. Что Масхадов нелегитимный президент – ложь. Легитимность его подтверждена не только выборами, но и договором, который подписали два президента – Ельцин и Масхадов. В этом договоре было недвусмысленно сказано, что впредь между Россией и Чечней все взаимоотношения никогда – подчеркиваю – никогда не будут решаться вооруженным путем – силой. Договор этот был вероломно нарушен Россией.

Кстати, слово "вероломно" в нашей стране обычно относят к Германии, которая вероломно нарушила договор 1939 года и напала на СССР. Но оно столь же правомерно может быть отнесено к России во второй чеченской войне.

Неуклюжая ложь в деле Бабицкого в последние недели была наглядно продемонстрирована всему миру. История с видеокадрами захоронения погибших чеченцев также демонстрирует стремление избежать правды. Эти кадры, сделанные в середине февраля, не были показаны россиянам, пока их не показали в Германии. Кто заказчик этих кадров? Военное руководство? ФСБ? Для чего они были сделаны? Все это остается невыясненным. Российский официоз заявляет, что это фальсификация. Но ведь фальсификация авторства, а не события. И, если событие трактуется в ущерб престижу России, то чего проще – призвать международную комиссию и провести эксгумацию. Раз это не сделано, значит, правду о том, как погибли люди, запечатленные на этих пленках, хотят скрыть. На память приходит расстрел польских офицеров, совершенный НКВД перед второй мировой войной. В Нюрнберге этот эпизод был приписан Вермахту. Кто были истинные палачи, мы узнали только в начале 90-х годов.

Путин говорит слова о законности и порядке, о свободе прессы и демократических выборах, но слова эти расходятся с конкретными делами. Лексикон Путина, его манеры и даже его бесспорная целеустремленность для меня представляются выражением того менталитета, который выработался и стал стойким фундаментом профессионального цинизма и жестокости большой когорты людей, выпестованных ЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ, ФСБ и как там их еще именовали в СССР и в новой России.

Личное мое восприятие Путина очень простое: он может показаться добрым следователем, а может обернуться и ох каким другим. Мне очень близки мысли Джорджа Сороса, высказанные недавно на страницах "Московских Новостей", что при Путине в России, возможно, будет наведен какой-то порядок, но демократии и открытого общества при Путине в России не будет. Итальянцы моего поколения говорили: "порядок был при Муссолини". Боюсь, Россию ждет именно такой порядок. С первых указов Путина, гарантировавших неприкосновенность Ельцину и его окружению, и до милостивого замечания, что не стоит держать Андрея Бабицкого в тюрьме, он демонстрирует пренебрежение законом и правом, одновременно говоря об уважении к ним.

Многие решения, уместившиеся во времени между этими двумя событиями, настораживают и, несмотря на огромную поддержку их в масс-медиа, вызывают беспокойство в обществе. Это изменение военной доктрины, увеличение военного бюджета, отмена льгот для студентов в прохождении армейской службы, всеобщие воинские сборы, введение военной подготовки для подростков в средней школе. Настораживает также привлечение в государственный аппарат на высокие посты многих бывших сотрудников КГБ и ФСБ.

Однако все это не сказывается на рейтинге Путина, который мощно поддерживается победными реляциями министра обороны и генералов, командующих в Чечне. А гибель российских парней, проблема беженцев и возможное исчезновение в общепланетарной семье целого народа – я считаю войну в Чечне геноцидом, похоже, волнует в России только правозащитников да солдатских матерей и международные правозащитные и гуманитарные организации. Европейские лидеры очень сдержанны в осуждении военных действий в Чечне. Президент Клинтон счел возможным сказать одобрительные слова в адрес Путина, не упомянув о войне. И только после осуждающей эту войну резолюции сената США он сделал заявление, призывающее Россию допустить международных наблюдателей и расследовать все случаи нарушения прав человека в Чечне. А Тони Блэр принял приглашение Путина посетить Санкт-Петербург. Это напоминает визит многих западных политиков в Москву на 50-летие празднования победы над Германией, которое проходило в разгар первой чеченской войны.

Но особенно странной является позиция ПАСЕ, отложившей свое решение об отношении к этой войне до апрельской сессии. Что это? – равнодушие к нарушению прав многих тысяч людей? безответственность перед всеми народами Европы, когда один из них уничтожается? или стремление не создать и малейшего намека на обострение ситуации перед президентскими выборами в России?

Tаков предвыборный пейзаж вокруг Путина. Совсем недавно я полагала, что Путин – это надолго, на 8 лет. Но оказалось – это был вгляд оптимиста.

Недавний съезд движения "Единство" и письмо трех губернаторов внесли коррективы в мой прогноз. Они предложили удлинить президентский срок до 7-ми лет. И я не сомневаюсь, что в Федеральном собрании это предложение пройдет. Правда, Путин сделал очередной красивый жест. Он в принципе согласился с таким изменением конституции, но заметил, что оно должно вводиться не ранее 2004 года и касаться президента, который тогда будет избран. Значит, Путин вполне законно придет на 11 лет. Конечно, если в стране все еще будет конституция, и она все еще будет республикой.

То, что я пишу, в Москве уже несколько недель с горьким смехом обсуждается на многих интеллигентских кухнях. Там прижилась всеобъемлющая и краткая характеристика нового российского лидера: "Из штази в князи". Родилась на кухне, как в советские времена. Она отражает почти генетический страх перед властью, но одновременно и надежду, что конформизм поможет уютно и безбедно устроиться в создаваемом новой администрацией военно-полицейском государстве.

Как в прошлом, так и сейчас, наша интеллигенция, так много знающая и все понимающая, спешит подстроиться к власть имущему и власть берущему. Поэтому на частый вопрос о позиции интеллигенции можно ответить очень кратко – в сегодняшней России интеллигенции нет. Или точней – почти нет. Как в песне Булата Окуджавы – "а на Россию одна моя мама, только что она может одна?" Не могу назвать интеллигентом известного режиссера, который бежит в Президент-отель поучаствовать в выдвижении Путина в президенты, а на вопрос – зачем он это сделал, отвечает – позвали! Не могу назвать интеллигентами директора одной из крупнейших российских библиотек и руководителя одного из самых престижных оркестров, которые в "Московских Новостях" поют осанну Путину в разгар исхода беженцев из Грозного, когда этих несчастных стариков и женщин с детьми бомбят на так называемых коридорах безопасности.

Да, Россия проголосует за Путина, и ее интеллигенция, в массе своей на думских выборах проголосовавшая за молодых реформаторов – Союз Правых Сил, поможет ей в этом. Ведь их неформальный лидер Чубайс призвал голосовать за Путина. И именно интеллигенция первой почувствует все "прелести" нового порядка. Я не хочу этого ни для России, ни для ее интеллигенции. И очень жаль того воздуха свободы и надежды, которым мы дышали в августе 1991 года вместе с Ельциным. Но именно он, семья, окружение являются виновниками сегодняшней безальтернативности выборов, практически, если подходить неформально – ликвидации института выборов и соответственно – изменения всей траектории развития страны не к демократии, а прочь от нее.

Однако ничто – ни такое же, как у меня, ни даже более глубокое понимание российской ситуации – не освобождает нас от обязанности выполнить свой гражданский долг и голосовать. Голосовать за единственного демократического лидера, которым, на мой взгляд, является Григорий Явлинский.

Голосовать вне зависимости от того, кажется ли он лично достаточно или недостаточно симпатичным. Исходить не из штампа, растиражированного масс-медиа, что он только критикует, а ответить самим себе на несколько вопросов. Например – лишит ли Явлинский нас свободы прессы? Будет ли он придумывать законы, тормозящие развитие правозащитных организаций и гражданского общества? Что будет с налогами – особенно для мелких и средних предпринимателей? С землей? Не начнет ли он еще одну войну на Кавказе, или в любой точке наших немеряных границ, или с какой-нибудь республикой, взявшей себе слишком много суверенитета? Не захочет ли, наконец, чтобы российский солдат помыл сапоги в Индийском океане? Ответив на эти вопросы (а может, и на другие), мы обязаны голосовать. И, как в диссидентские времена – "выпьем за успех нашего безнадежного дела". В конечном итоге то дело не оказалось безнадежным!
Оригинал в Welt
Публикация Сахаровского центра

Андрей Илларионов, Каспаров.ру

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (7 голосов)