Как всякий уважающий себя политикокриминальный бизнес-клан, Арашуковы уделяли большое внимание благотворительности — пожертвованиям на разного рода богоугодные цели. Этот черкесский род традиционно исповедует ислам — у арестованного сенатора, как считает следствие, есть даже вид на жительство в ОАЭ. Однако объектами благотворительности Арашуковых были и православные монастыри — в основном Ставропольской митрополии РПЦ МП.

Структуры Московской патриархии принимали такие пожертвования на условиях, что Арашуковы не будут придавать их огласке, поэтому сказать что-либо более определенное, кому и сколько было пожертвовано, пока сложно. В интернете фигурируют фото в основном отца арестованного сенатора — Рауля Арашукова — с сияющими от радости ставропольскими митрополитами Феофаном (Ашурковым) и Кириллом (Покровским). 30 января любые упоминания о контактах с семейством Арашуковых уже невозможно было найти на сайтах Ставропольской или Пятигорской епархий РПЦ МП, пишет "Новая".

«Газовый олигарх» Рауль Арашуков дважды награждался орденами РПЦ — лично патриархом Кириллом. Именно 58-летний Рауль — ключевая фигура этого клана. Он сумел организовать дело так, что уже в 17 лет его несовершеннолетний сын Рауф становится депутатом Ставропольской городской думы, а в 23 года, еще до получения диплома о высшем образовании, — министром труда и социального развития Карачаево-Черкесии.

Будучи гендиректором «Газпром межрегионгаза», в сентябре 2014 года Рауль Арашуков получает из рук патриарха орден святого благоверного князя Даниила Московского II степени. Судя по опубликованным патриархией фото, на награждении присутствовал Александр Беглов, занимавший тогда должность полпреда президента РФ в Центральном федеральном округе. А уже в первый год своего патриаршества, в сентябре 2009-го, Кирилл наградил Рауля Арашукова таким же орденом III степени. В кулуарах Московской патриархии говорят, что степень ордена иногда бывает эквивалентна тому или иному объему «пожертвованных церкви» средств.

Теперь вот ведущие правоохранительные органы России подозревают Арашукова-старшего, арестованного одновременно со своим сыном-сенатором, в хищении газа у «Газпрома», где он работал, аж на 30 млрд рублей. Не из этих ли средств делались пожертвования структурам Московской патриархии? И еще более сложный и интересный вопрос: все ли «пожертвованные» в РПЦ МП криминальные деньги действительно используются по назначению? Или это не более чем отмывочный механизм — ведь в силу негласной неприкосновенности Московской патриархии правоохранительные органы, как правило, лишены возможности проверить, как, кем и на что были потрачены многомиллионные «пожертвования»? Наверное, ответами на эти вопросы и объясняется та необыкновенная скромность, с которой и Арашуковы, и РПЦ умалчивают, на что были потрачены деньги черкесского клана.

В России трудно найти крупного коррумпированного чиновника или криминального бизнесмена, который не был бы награжден орденом РПЦ.

В массовом сознании довольно ясно укрепилась ассоциативная связь «Власть — криминал — РПЦ». Но ведь даже в мире криминала существует своя этика — так называемые «понятия». Возможно, в расчете на их незыблемость криминальные авторитеты считали столь важным для себя заручаться как неким оберегом орденами Московской патриархии с непременным крестом и изображением какого-то святого. Однако трудно вспомнить такой прецедент, когда Московская патриархия заступилась бы за очередного своего орденоносца, арестованного за убийство, коррупцию или какой-либо еще криминал. Не приведет ли это к резкому обесцениванию церковных орденов в самое ближайшее время? Ведь как-то «не по понятиям» получается…

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)