В каком месте должна быть запятая в этом заголовке? Очевидно, что этот сложный выбор стоит и перед властями. Речь идет о российских гражданах, которые из зоны боевых действий в Сирии попали или бежали в Ирак. В основном это жены боевиков ИГИЛ и дети. Так возвращать их и реабилировать или нет?

"Наши дочери, поддавшись ложной идеологии, неправильно понимая религию, следуя воле мужей, уехали за ними, а осознав свою ошибку, уже не смогли вернуться обратно и стали живым щитом для исламской группировки. У них отобрали документы, любые попытки уехать оттуда жестоко пресекались, вплоть до расстрела", - цитирует отрывок из обращения одной из матерей издание "Кавказский узел".

Число родителей, столкнувшихся с таким горем, в России исчисляется сотнями. Именно матери начинают бить тревогу, причем заранее, замечая, что поведение дочери изменилось, но исход обычно один и тот же. Уехали с мужем в Турцию отдыхать, к примеру, и потом связь обрывается. А в следующий раз плачущий голос в телефоне: "Мама, вытащи меня отсюда".

С августа по декабрь 2017 года из Ирака в Россию вернулись 23 женщины и 68 детей. Огромную роль в их возвращении сыграл Зияд Сабсаби - полномочный представитель Чечни при президенте России. Однако в 2018 году работа по возвращению соотечественников практически остановилась. Большинство женщин и детей, которые сейчас находятся под стражей в Ираке, принадлежат к группе иностранных граждан, захваченных иракскими силами при взятии Тель-Афара в августе прошлого года. В Ираке идут скоротечные суды над иностранками, которым вменяется незаконный въезд в страну и участие в ИГ, либо пособничество игиловцам. Женщины получают пожизненное или смертный приговор. Уже 20 россиянок осудили на пожизненное заключение.

"Беда в том, что женщины не принимали непосредственного участия в боевых действиях", - вот о чем в первую очередь говорят их родители. "Да, они содержали дом, рожали детей, но ведь не убивали! И теперь их обвиняют в пособничестве террористам", - это цитата из уст Галины, матери 31-летней Елены, родом из Брянска.

Ее история - типична, похожа на тысячи других. Дочка вторым браком вышла замуж за таджика. Поначалу все было хорошо, а затем отдалилась, и вскоре поставила перед фактом: "Мы теперь всей семьей мусульмане (дети от первого брака были православными). Муж уехал в Турцию, работает, ждет нас". А потом они просто пропали. Несколько месяцев прошло, пока мать узнала, что дочь с четырьмя внуками в тюрьме в Багдаде. О зяте, завербованном ранее ИГИЛ, ничего не известно.

Очевидно, что правительство и законотворческая власть в России стоят перед сложным выбором. Что делать с российскими женщинами, которые самостоятельно или невольно, но оказались причастными к действиям ИГИЛ? Многие эксперты считают, что их возвращение несет реальные угрозы - они могут снова попасть под влияние вербовщиков и чем это закончится - вариантов много. Судя по откликам и комментариям в сети Интернет большинство пользователей это мнение разделяют.

Директор ФСБ, председатель Национального антитеррористического комитета Александр Бортников не раз заявлял, что возвращение в Россию "бывших участников незаконных вооруженных формирований из стран Ближнего Востока" представляет для страны "реальную опасность".

Пресс-служба Пограничного управления ФСБ России по Республике Алтай

*организация, запрещенная на територии РФ

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)