Суд, особенно по гражданским делам, - это доказательство своей правоты двух сторон, а не футбол в одни ворота. Если такое происходит, то судья заинтересован в выигрыше одной стороны. 

Как иначе можно объяснить действия Чойского народного судьи Э.П.Машковой по гражданскому делу № 2-299\2017 о признании права собственности на движимое имущество, истребование имущества из чужого незаконного владения. При этом истец ходатайствовала об истребовании документов на трактор МТЗ-82 у ответчика, судья это ходатайство не удовлетворила, документы не истребовала у ответчика.

Судья Машкова, зная, что у истца нет документов, требовала у пяти свидетелей идентифицировать трактор МТЗ-82 по силовым агрегатам, по раме, по государственной регистрации как специальную технику, т.е назвать номера двигателя, рамы и шасси трактора МТЗ-62, который они видели в 20 лет назад в 1998 г.

Мы, родные, провели такой эксперимент: на дороге Горно-Алтайск-Артыбаш остановили 10 машин разной марки и задали один и тоже вопрос: "Назовите номер двигателя, рамы и шасси своей машины?", все водители удивлялись - зачем запоминать, если есть технический паспорт. Когда мы объяснили, что Чойский судья через 20 лет у пяти свидетелей требовала назвать эти номера, они смеялись, разные эпитеты о судье говорили, самое приличное - это "непрофессионализм".

Суть дела такова. Жил довольно обеспеченный парень Виктор Тадыжеков, глава КХ " В.П. Тадыжеков" в Кебезене. Все у него было - дом, табун коней и трактор, но тайги там не было. В Уймене жил родной дядя В. Камылин, глава КХ "Капсан", имел трех меринов, но зато рядом была тайга, и сманил он Виктора к себе в КХ.

Виктор знал, что его доля в КХ "Капсан" - 8 коней, из низ 3 кобылицы и жеребец, да трактор МТЗ-82, но он зря доверился дяде - документально в КХ он не числился ни членом, ни учредителем, и проработал в этом неведении 15 лет. Табун увеличивался (через 3 года уже было 15 голов), зимой он пас коней, а летом был конюхом с лошадьми у туристов, охотился, и все в карман Камылину, который даже препятствовал оформить пенсию по инвалидности, держал его как раба - за еду и брагу, даже запасного белья у него не было лечь в больницу. Когда детей выучил, просто Виктора выгнал из дому, как собаку, забрав у Виктора коней и трактор. Остался Виктор без коней, без трактора, без средств существования, и хотел он забрать трактор и уехать домой в Кебезень.

А 5 мая 2013 г. три человека видели, что он вошел в дом к Камылину за трактором, но никто не видел, что он вышел и пошел в тайгу - в распутицу, без продуктов, без коня (единственного коня, который у него остался) и без чая и табака, с больной ногой 60 км до Чевоша, что это не реально понятно всем, но не судье.

Самое интересное, что судья судила не по закону, а "по понятиям", по мнению судьи если свидетели через 20 лет не знают номеров двигателя, кузова и шасси, то трактора не видели, и значит у Тадыжекова трактора не было. А у ответчика Камылина не удосужилась потребовать доказательства - свидетелей, чек купли трактора, а вопросы ответчику (его адвокату) о предъявлении чеков, свидетелей и других документов на трактор, судья отвергала, а трактор ездит по Уйменю, а хозяин его наверно, как Новиков, лежит с дыркой в черепе в тайге или в реке. А дядя В. Камылин ходит по деревне, кого бы еще обмануть.

Судье нельзя работать в одном месте долго, обрастает махровой связью и судит не по закону, а по понятиям.

Вот такой Чойский народный суд - доказательства, показание свидетелей и даже ходатайство суду о истребование документов у ответчика не рассматривает, а судит виртуально, это может говорить о низкой квалификации или о личном интересе.

Высший суд все видит - он все рассудит.

Родные Виктора

(данные в редакции)

Публикуется на правах заявления учредителя

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (1 голос)