В «Листок» обратились продавцы калбы. Жителям Горного Алтая не надо объяснять, что такое калба, она же черемша и дикий чеснок – кажется, без этого растения весна у нас не наступает. Если сам не ходишь собирать этот кладезь витаминов, то купить пучок сочной зелени у тех, кто ее собирал, можно практически в любом месте скопления людей – на рынке Ткацком, на Мебельной, на автовокзале... Но в этом году ситуация поменялась. 

- Мы видели в газетах, в том числе и в вашей, объявление о том, что сбор калбы разрешен с 29 апреля, – рассказала Ирина, продающая калбу на Мебельной. – Больше ничего не было написано, ни про торговлю, ни про какое-то оформление документов. Ну, я вышла сюда. Оказалось, некто Игорь Сумачаков занялся скупкой калбы, поставил по городу свои палатки, посадил продавцов и торгует. Ну и ладно, все бы ничего, но он подошел ко мне и говорит – вы тут стоять не будете, тут могу стоять только я, а вы можете только закупать калбу, а не продавать ее, или можете собирать и сдавать мне.

Мы пошли на прием к мэру города Юрию Нечаеву. Он нам говорит — открывайте все по ИП, становитесь индивидуальными предпринимателями, берите патент в налоговой. Хорошо, вот лично я взяла в отделе торговли разрешение, что мне можно тут стоять, потом пошла в налоговую делать патент. Но он не делается за час, он готовится 10 дней. У меня будет готов только завтра, а в это время меня можно штрафовать... Да и время калбы уже проходит, еще неделя — и все... Этот господин Сумачаков, если видит нас, простых продавцов, он вызывает ППС, нас забирают в отделение полиции. Так более того – калбу забирают и тому же Сумачакову отдают! Что за беспредел-то?

- Я всегда торгую на вокзале, мне предприниматель, у которого киоск с курами-гриль, дал письменное разрешение торговать рядом с его киоском, - рассказывает другая женщина, тоже Ирина, – и все равно — подходит полиция, забирает... продержали три часа, написали протокол, брали отпечатки пальцев... Для законопослушного человека, дел с полицией не имевшего, это стресс! Мне потом плохо было... Я после операции, мне надо как-то выживать? До пенсии далеко еще, а на работу не устроиться. В городе для нас работы нет, и мы весь год ждем эту калбу, как бога, чтобы перекрыть накопившиеся долги...

- Почему нас никак не оповестили заранее? - возмущаются женщины. - Мы приходили в торговый отдел, нам там сказали – мы калбой не занимаемся. Но Сумачаков где-то взял же разрешение? На этот вопрос нам так же никто не отвечает. Много людей у нас весной занимаются калбой, и все теперь боятся. Мы ходили в прокуратуру, все написали, и тишина. Многие же калбишничают чтобы свести концы с концами, детей одеть, долги отдать, а не от какой-то хорошей жизни...

Любопытная деталь: пока корреспондент «Листка» беседовал с продавцами, подошел и купил два пучка калбы Станислав Тюхтенев, первый заместитель главы администрации города по социальным вопросам. Купил да пошел дальше.

Штраф от 500 до 2000

Продавцы рассказали, что обращались на местное телевидение. На сайте ГТРК «Эл Алтай» мы нашли сюжет, снятый на Ткацком рынке. Вот что там было сказано, в числе прочего:

«На сегодняшний день законодательство Российской Федерации строго запрещает торговлю без регистрации продавца в качестве индивидуального предпринимателя либо без специального разрешения.

Евгений Чесноченко, старший референт группы информации и общественных связей МВД по РА: «Лица, осуществляющие незаконную торговлю пищевыми лесными ресурсами, в том числе черемшой, с целью получения прибыли, совершают административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 14.1 КоАП РФ «Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии)». Санкция данной статьи предусматривает наказание в виде штрафа в размере от 500 до 2 000 рублей».

С целью систематизации заготовки лекарственно-технического сырья, в частности, черемши, руководством региона было принято решение упорядочить реализацию колбы. В республике Алтай организованы пункты сбора черемши – в урочищах Куташ, Улалушка, Аксай и Сугул. В дальнейшем места будут определены и в других районах. Бесконтрольная добыча этих дикоросов ведет к уменьшению их численности в природе. И сегодня первоочередной задачей является сохранение этого полезного растения. Несмотря на все попытки государства защитить исчезающие виды, немало людей, которые пренебрегают запретом сбора, и ради наживы уничтожают редкие растения. Но выход есть.

Елена Лощеных, начальник отдела экономики, трудовых отношений администрации Горно-Алтайска: «Если население не хотело регистрироваться как ИП, единственный выход это вставать на специально отведенные места , то есть ярмарки рынки, места там также оплачиваются».

Представители городской администрации поясняют, что на предложение торговать в специально отведенных местах "калбишники" не среагировали. Видимо, потому, что продажа в местах массового скопления людей более выгодна, хотя и незаконна. Отметим, сбор колбы в Горном Алтае длится недолго – всего две-три недели. Именно в это время черемша нежная и полна витаминами. И только наладив законную реализацию этого растения, возможно иметь сезонный дополнительный доход для семьи, при этом сохранить этот вид и не доводить до полного исчезновения».

Дикоросу надо восстановиться

Мы обратились к Игорю Сумачакову с просьбой изложить его видение ситуации. Оказалось, его сельскохозяйственный потребительский кооператив «Алдарбас» входит в Респотребсоюз в сегменте дикоросов, столкновения с калбишниками он объяснил так:

- Респотребсоюз с прошлого года занимается вопросом калбы. Массовый ее сбор приводит к тому, что этот дикорос, черемша, калба исчезает с мест произрастания. В европейской части России он уже почти везде занесен с региональные Красные книги, Кемеровская область внесла в прошлом году вот, в Красноярске тоже внесли, остались Дальний Восток – Приморье и Хабаровский край, где занесение в Красную книгу под вопросом, да пятачок нашей Республики Алтай. У нас сегодня регулирующего закона нет и можно брать калбу в любых количествах. Зимой у нас прошли четыре рабочие встречи в правительстве РА, была встреча с главой региона Александром Бердниковым, затем с Робертом Пальталлером. На решение вопроса работают пять ведомств – минэкономики, минприроды, Роспотребнадзор, МВД, Респотребсоюз. Чтобы систематизировать сбор калбы, нужно понять, что нельзя год за годом собирать ее в одном месте – вскоре она там просто исчезнет. Ареалу надо отдыхать. В этом году, к примеру, берем здесь — в следующем двигаемся дальше, а в прошлом месте не трогаем, года через четыре возвращаемся. Сразу это упорядочить невозможно, нужно сначала выстроить логистику: сбор, переработка (люди должны иметь возможность заработать на калбе), продажа населению. По сути, продавцы калбы занимаются предпринимательством, кто сам собирает дикорос и продает, кто покупает подешевле и продает подороже. Это не запрещено, просто если у вас есть желание заработать на продаже черемши, оформляйте свое предпринимательство как положено. Если Респотребсоюз занимается, то помимо того, что он оформлен как предприятие, мы столкнулись с тем, что надо сделать ГОСТ, надо лабораторные исследования, целую декларацию соответствия требованиям, без нее нельзя продавать. Есть специальное поручение Пальталлера именно по черемше — на три субъекта, город, Майминский и Чойский районы.

С продавцами мы пытаемся работать. Я сначала предупреждал, что без документов торговать нельзя, затем стали привлекать МВД, теперь продавцы бегают от нас... Я понимаю – вероятно, вправду люди не знали о том, что с этого года нужно, если ты хочешь заниматься калбой, регистрировать ИП, брать патент... Вас никто не зажимает, заплатите налоги и торгуйте. Незнание не освобождает от ответственности. Теперь уж все они обо всем знают, можно же уже начать делать документы и на следующий год с чистой совестью торговать...

В этом году мы увидели, что, оказывается, помимо жителей-сборщиков из ближних районов было уже две волны – приезжали киргизы, приезжали наши кош-агачцы. Остается неотрегулированным сбор на местах – то есть, сейчас спокойно приезжают люди из Кемерово, Новосибирска, Алтайского края, Томска, Иркутска, берут черемши сколько хотят и увозят. Причем берут часто просто выдирая растения с корнем. Мы думаем по некоторым территориям на будущий год выйти с предложением на минприроды и закрыть их от сбора – это Сухой лог, Аксай, Куташ, вплоть до Сугула. Где калбу брали вот так, не думая о последствиях, она растет маленькая, тоненькая, либо не растет вообще. Нужно некоторое время не трогать такие места, дать восстановиться.

Как можно это донести до каждого человека? Мы пытались через СМИ, и у вас публиковались...

- У нас была опубликована информация о пунктах приема калбы и было сказано о начале сбора — 29 апреля. Но ведь не говорил никто о том, что продавцам теперь нужно открывать ИП и собирать разные документы.

- Да, к сожалению. Мы тоже не предполагали... Люди, массово собирающие дикорос, становятся как бы участниками, пайщиками кооператива, готовят, сдают, с ними рассчитываются. Мы не увидели, что небольшая группа людей, которая занимается заготовкой и продажей, будет раскачивать ситуацию. Они так понимают, что мы, с их точки зрения, у них рынок «отжимаем», а то, о чем я рассказываю, они не видят или не хотят видеть. Ну, не будет калбы – кому будет хорошо? Откройте «Ютуб», наберите «рейд черемша» – там омоновцы с автоматами людей по лесу гоняют, что это, хотим, чтобы у нас так было, когда калба в Красную книгу войдет? Не стояла бы угроза исчезновения черемши – может, и не взялись бы за ее сохранение, но угроза-то есть, и надо что-то делать. Вообще, регулировать все это – задача власти, но она настолько слаба, что они этого не могут... Респотребсоюз выступил с инициативой, искал заемные деньги, шел на риск. То, что было запланировано – осуществилось процентов на 10. Планировалось реализовывать калбу не только в палатках, но и провести переговоры с «Мария-РА», «Аниксом», предпринимателями, у которых есть магазины, с оптовиками-скупщиками... работа эта только началась. Нужно постараться, чтобы этот дикорос вошел в перечень сельскохозяйственной продукции на территории Республики Алтай – это даст возможность контролировать его вывоз. Сейчас даже точно не известно, сколько калбы вывозится из региона, сколько ее осталось. Для субъекта это глобальная задача. К работе привлечены сотрудники ГАГУ, они согласились разработать решение вопросов хранения черемши.

- Давайте уточним для ясности. Скупает калбу не конкретно Сумачаков, а скупает Респотребсоюз?

- Да. Это организация, она стоит на учете в налоговой, на каждую торговую точку взято разрешение в администрации или ТСЖ (если это земля ТСЖ). То есть, мы также, как и обратившиеся к вам люди, ходим в администрацию города, завтра пойдем в минприроды...

Респотребсоюз в советское время у населения закупал мясо, молоко и прочее и перепродавал на торговых точках. Это непосредственная функция этой организации. Мы в этой организации занимаемся дикоросами, есть предприниматели, которые занимаются мясом, сельхозпродукцией и так далее. Думаю, далее предстоит такая же работа и по кедру, который сегодня тоже берут кто хочет и где хочет, каким хотят образом — ломая ветки, портя деревья... С калбы начнем, а там посмотрим, как лучше выстраивать работу. Пока не попробуешь – не поймешь ведь.

Подготовила Инна Жулаева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 голосов)