Если уж продолжать шахматную тему, то надо вспомнить ещё один оригинальный ход - рокировку. Это когда король перешагивает под прикрытие фланговых пешек, а ладья перепрыгивает через него и принимает все удары на себя. В шахматной партии такой ход позволен лишь один раз за всю игру, но, к сожалению, в наших «правоохранительных» органах это шахматное правило не соблюдается.

Возьмём, к примеру, уже всем в зубах навязшее дело Виктора Облогина. Обвинили нашего бывшего мэра аж во всех грехах (кроме содомии). Доказательств накопали - ох да ах! И казённые машины он, мол, продавал за копейки сам себе, и в обанкроченной УК «Центральная» чуть ли не контрольным пакетом акций владел... Сам, наверное, и подвёл под банкротство? Только вопрос: каким образом добывались эти доказательства?

Из истории вы, наверное, помните - прошлый век, годы 37-й - 39-й. Те тёмные времена, когда самый главный прокурор тогда ещё молодой страны Вышинский объявил, что признание обвиняемого есть царица доказательств. Сейчас времена несколько переменились, но, видимо, не до надлежащего конца.

Напомню вам, дорогие читатели, один из моментов следствия насчёт нашего бывшего мэра, который вовсю в то время обсуждался в газетах, - историю с гранатой. Это когда ничего не подозревающему человеку вкладывают в руки боевую гранату и просят её «подержать». А после вынимают и говорят: если он, мол, не даст показания против своего бывшего начальника, то быстренько «пальчики снимут» и обвинят в хранении - или, там, ношении. Наверное, мы с ним проходили разную боевую подготовку - я бы в таком случае выдернул кольцо и, зажав чеку, попросил бы указать место, куда можно эту гранату безопасно выкинуть. Но, видимо, упомянутый мною фигурант не знал таких тонкостей и безропотно подписал протокол допроса, составленный следователем.

Самое интересное, что на суде этот свидетель изо всех сил отказывался от своих показаний, данных на предварительном следствии, и повествовал об упомянутой истории с гранатой. И что вы думаете? Судья - назовём её фамилию впервые в данном материале - Соколовская - что-либо предприняла по этому поводу? По закону (да даже по воровским понятиям!) надо было бы оформить этот момент в отдельное производство, дать поручение Следственному комитету расследовать столь явное нарушение законности... Если, конечно, не подтвердится, то можно и свидетеля за ложные показания привлечь, а вот если да... Там такие шапки полетят! И что? Со стороны судьи - ничего. Будто такого заявления человека, выступающего в суде в «Её Высоком Присутствии», вроде бы и не было.

Далее - более. Помните, как судили нашу руководительницу городской системы образования Петренко? Ну, там, конечно, основания были железобетонные - эта милая дама, совсем обнаглев, начала принимать взятки на свои электронные карты, так что доказательства сохранились и через год. И, тем не менее, ей дают наказание, не связанное с лишением свободы. Что, она многодетная мать? Или ещё какой-то смягчающий наказание момент? Да ничего подобного! Дай показания против своего бывшего начальника, и останешься на свободе... А судила её судья Кузнецова (та самая, кстати, которая раз за разом подписывала документы на арест Виктора Облогина во время предварительного следствия). Так и родилась в бумагах нашего Следственного комитета эта цифра - 24% акций УК «Центральная». Там наша бывшая главная «образовательница» говорила, что покойный муж перед смертью её просветил: это акции не мои, а Облогина.

Но, тем не менее, существует не менее пяти свидетелей, видевших, как Петренко прибежала к Виктору Александровичу после смерти мужа с вопросом: вот, от мужа остались акции, что мне с ними делать? Если эти акции на самом деле принадлежали Облогину, он отозвал бы её в укромный уголок и там объяснил, что и как. А так он ей заявил при всём честном народе: либо продай, либо перепиши на сына, либо увольняйся (поскольку лица, занимающие государственные либо муниципальные должности, не имеют права как-либо быть связаны с коммерческой деятельностью. Хотя, в самом деле, многие ли из них этот закон соблюдают?!) В результате Петренко переписала акции на сына.

Но, если отдать ей честь, на суде госпожа Петренко почти что отказалась от своих слов. Там уже прозвучало не «муж мне на смертном одре сказал», а «я догадывалась», а это, как сами понимаете, уже не доказательство - догадываться можно о чём угодно, в том числе и о том, что Путин - инопланетянин, а попробуй, докажи. Спасибо хотя бы за это, Екатерина Рихардовна!

Вы, наверное, спросите, а при чём тут рокировка? Тогда позвольте вас посвятить в маленькие закулисные тайны наших «правоохранителей». Кто, как вы думаете, был в то время сожителем нашей славной зам председателя городского суда госпожи... нет, Её Чести Кузнецовой? Некий следователь Следственного комитета Кириченко, который и расследовал дело Облогина. Расследовал с такими нарушениями уголовного процесса, что лет 30 назад его самого бы упекли на... нет, тогда более 15 лет не давали. Наверное, представляете судебную сделку - ты подпиши показания против Облогина, а мы тебя приговорим к штрафу. И тебе хорошо, и моему сожителю приятно! Хотя для чиновников небольшого ранга попасться на откровенной взятке (при нынешней «борьбе с коррупцией»), как правило, означает сесть на энное количество лет.

Вот вам и первая рокировка - следователь прячется назад, а судья перепрыгивает через него и начинает выполнять его работу, отыскивать доказательства по уголовному делу. Правда, эти «доказательства» попахивают...

И что вы думаете - это в первый раз? Ну, конечно, можно сказать, что это было в другой шахматной партии - случилось лет восемь назад. Тогда речь была об одном из следователей при МВД нашей республики, в действиях которого наш родимый Следственный комитет усмотрел служебный подлог. Изначально первый следователь СК, вёдший это дело, не усмотрел состава преступления и вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Но кто-то наверху решил, что делу всё же надо дать ход, и опять-таки подключили к этому нашу незабвенную судью Кузнецову, чтобы она дала разрешение на возбуждение уголовного дела (ну, есть такие тонкости, там, тем более, требовалось уточнить анкетные данные фигуранта - в изначальных материалах имя было указано неправильно). И что вы думаете? Сроки уже «горели», надо было всё сделать как можно быстрее - и: «Горно-Алтайский городской суд РА в составе председательствующего судьи Кузнецовой Е.А. при секретаре ... (не будем называть фамилию, девушка здесь ни при чём), рассмотрев в открытом судебном заседании...»

Это вы называете «открытое»? А закрытое - это когда даже без секретаря, за плотно запертой дверью? Ведь не удосужились пригласить ни подозреваемого, ни его адвоката, ни кого-то со стороны обвинения... Об этом, кстати, я в то время писал, но, к сожалению, времена и Советского Союза, и даже начала ельцинской эпохи, когда высказывания журналистов и общественное мнение воспринимались властью всерьёз, прошли. Сейчас - пиши, не пиши, а Васька и в ус не дует. Ну, ладно, я отвлёкся.

Кстати, в том своём постановлении «её честь» Кузнецова допустила забавную ошибку: «На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 396, 397, 399 УПК РФ»... Что в этом, скажете, забавного? А то, что эти статьи относятся к разделу УПК «Исполнение приговоров». А речь-то шла всего лишь о возбуждении уголовного дела! Неужто решила сразу предвосхитить желания Следственного комитета? Или просто продиктовала номера статей секретарю «от фонаря», чтобы придать видимость законности своим действиям?!

Рокировка вторая. Вы уже, наверное, спросили, а где же ещё рокировки? Вот следующая. Предыдущий руководитель нашего республиканского Следственного комитета г-н Стариков в связи с успешным расследованием «великого» коррупционного дела и посадкой мэра столицы нашей республики пошёл на повышение. Теперь он сидит в кресле начальника СК по Тульской области (регион, надо сказать, куда более развитый, чем наша республика, да и, заметим, к Москве поближе - звёзды на башнях видны). И что тут говорить - забрал он с собой и своего верного самурая г-на Кириченко, тот теперь заправляет, судя по данным из Интернета, отделом СК по Железнодорожному району города Тулы. И как вы думаете, на новом месте, в таком высоком ранге он ведёт себя более сдержанно? Как бы не так!

Попалась мне тут на глаза одна жалоба от жительницы упомянутого района. Представьте, она проходила свидетельницей по уголовному делу, и вдруг к ней заявился г-н Кириченко со компанией и учинил обыск (у свидетеля? Чушь какая-то, но, тем не менее, факт). Но это ещё ладно, главное - поведение нашего «звёздного» следователя. У женщины - месячный ребёнок, он плачет-надрывается в кроватке, а её к нему не подпускают. Она и просила, и умоляла, а в конце концов отпихнула Кириченко и кинулась к ребёнку. Так в результате он возбудил на неё уголовное дело за оскорбление действием представителя власти. При этом отобрал у неё сотовый телефон, на который женщина вела запись обыска, и стёр все данные. Собственную запись эти сатрапы тоже не предоставили - дескать, неожиданная поломка аппаратуры. Вот и представьте, какие «высокоморальные» люди занимались совсем недавно в нашей республике установлением правопорядка! Женщина написала жалобы во все инстанции - и в Генпрокуратуру, и руководству СК, и ещё куда-то там. Буду следить, сдвинется ли это дело с мёртвой точки или всякие там кириченки победят.

Интересно, что бы сказал следователь по ОСОБО ВАЖНЫМ делам Кириченко, если бы так же обошлись с его новорождённым ребёнком и его матерью? Вы не ошиблись, если догадались - в семье Кириченко и Кузнецовой незадолго до его отбытия в Тулу произошло пополнение. И вот вам третья рокировка - после рождения ребёнка стало невозможно скрывать связь судьи со следователем. И г-жа Кузнецова становится просто судьёй, а заместителем председателя - судья Соколовская.

И что вы думаете, после отбытия Старикова и Кириченко в Тулу в рассмотрении того же дела Облогина что-либо изменилось? Точно так же отметаются все неугодные обвинению факты, точно так же все ходатайства защиты либо отклоняются, либо откладываются «на потом», то есть до самого вынесения приговора. К прошедшему в сентябре заседанию суда по делу бывшего мэра защита подготовила кучу ходатайств, часть из них успела предъявить, и все их положили под сукно! Тут некоторое время назад была в нашей республике большая шишка - кто-то из заместителей руководителя Следственного комитета РФ - с проверкой. Он услышал, как обходятся на суде по Облогину с ходатайствами защиты, и сразу сказал: да они, похоже, сразу настроены на обвинительный приговор! Интересно, поможет ли Москва Виктору Александровичу или отмолчится, мол, пусть на месте решают?

Но всё же, спросите вы, почему, когда Стариков и Кириченко покинули наш маленький уголок огромной страны, продолжают в нашем «самом справедливом в мире суде» не обращать внимание на откровенные несостыковки и неукоснительно вести дело к обвинительному приговору? Да и не только это дело, есть ещё несколько более мелких и так же откровенно состряпанных - как пелось в одной старой песне, «я его слепила из того, что было». Вопрос, да? Доказательств нет, перехожу на одни лишь предположения.

Как вы думаете, кто у нас в республике управляет судейским корпусом - назначает на должности председателей, заместителей и т.д., и т.п.? Председатель Верховного суда республики, естественно. До недавнего времени - госпожа Алексина. Конечно, судей-то назначает не она, это прерогатива Президента, а вот на какой ступеньке своей служебной лестницы они будут находиться - это уже зависело от неё. И давненько уже ходят слухи, что должности она раздавала за «правильное» рассмотрение дел. Да что там говорить, несколько человек мне рассказывали, что перед своим назначением на должность она попросила «почистить» базу правонарушений в отношении своих близких родственников! Если такая просьба эквивалентна слову «правильное», то или я идиот, или... дальше моя мысль останавливается.

Ещё один момент - рассказывали мне, что несколько лет назад её сын совершил ДТП с серьёзными последствиями в городе Барнауле, и после этого она обращалась к различным высоким чинам правоохранительных органов нашей республики с просьбой «замять» это дело. Я даже знаю кое-кого, кто готов подтвердить эти мои слова (одного из «тех самых»). В конце концов, дело действительно «замяли». Не в курсе, правда, был ли посредником кто-то из нашей республики или ей удалось найти помощника в крае, но факт налицо - сынок выкрутился из той истории безо всяких последствий. Тут, кстати, прослеживается любопытная аналогия - следователь Кириченко, один из главных отрицательных героев этой публикации, тоже в своё время совершил ДТП - в городе Калининграде - со смертельным исходом. Он и тогда работал в следствии, и всё, что ему присудили, - это выплачивать нехилую сумму за моральные страдания родственникам. Но и здесь он сделал рокировочку - уехал в наш Горный Алтай, а судебные приставы в результате его «потеряли».

Но, скажете вы, какой же интерес председателю Верховного суда защищать интересы следователей, уже покинувших нашу республику? Ну, здесь есть одно предположение. Что-то об её сыне какое-то время ни слуху, ни духу. А если наш бывший руководитель СК Стариков и его захватил с собой в качестве следователя в Тулу? Во всяком случае, слухи такие среди местных юристов ходят. Должность - по нашему времени - неплохая, зарплата там, выслуга, да и повышение пенсионного возраста, как добропорядочному населению, не грозит... А у Старикова в руках - идеальный заложник. Какая мать не постарается ради будущего своего ребёнка? Может, так, может, не так - как я сказал, это только предположение.

А теперь представьте, что будет, если дело по тому же Облогину внезапно рухнет. Информация - в наш-то век Интернета и прочей мгновенной связи - вмиг докатится до Тулы, и под господином Стариковым тут же закачается кресло. На данный-то момент он герой, отважный борец с коррупцией в самых верхах, и вдруг выяснится, что он попросту оклеветал невинного человека?! Ну, а если кресло под ним рухнет, то вместе с ним отправятся в свободный полёт и все его назначенцы. Следовательно, и Кириченко, и, предположительно, сынок нашей бывшей председательницы Верховного суда вмиг лишатся своих должностей, а то и, без высокого-то покровительства, за дела, описанные выше, тот же Кириченко может и под суд попасть. Так что надо продолжать ту же политику и довести дела, начатые прошлым составом нашего Следственного комитета, до победного завершения. Тем более что от нового руководителя республиканского СК поддержки не дождёшься - вступая в должность, он заявил, что покрывать прежние нарушения не намерен.

Кстати, Марина Алексина с недавних пор уже не занимает кресло председателя Верховного суда республики - пошла на повышение. В Москве решили, что апелляции негоже рассматривать в тех же регионах, где проходил первоначальный суд, и создали пять апелляционных судов. Самый большой из них (территориально) достался как раз госпоже Алексиной - теперь она будет в Новосибирске рассматривать апелляции на приговоры судей Западной, Восточной Сибири и Дальнего Востока. Конечно, у неё теперь не будет возможности назначать на должность и снимать судей в нашем регионе, но, как вы сами понимаете, вряд ли кто-то из судейского корпуса решится отказать ей в настойчивой просьбе. Кому же захочется, чтобы потом его приговоры отменяли, да ещё и с обвинением в некомпетентности! Таким образом, наш судейский корпус по-прежнему «на крючке» у госпожи Алексиной, а сама она, предположительно, - «на крючке» у господина Старикова. Так что, думаю, наследство Старикова находится под ещё более надёжной защитой, чем раньше.

Вот такие вот рокировки - вначале факты, потом предположения, но всё выстраивается в строгую логическую линию. А лично от себя мне хочется добавить лишь одно: не дай мне Бог оказаться в нашем суде! Потому что к судье положено обращаться «Ваша Честь», а я всё боюсь оговориться и сказать: «Ваше Бесчестие»!

Андрей МАРКОВ

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.18 (14 голосов)